Основные черты восточного богословия -5: катафатический и апофатический методы богословия

Основные черты восточного богословия -5: катафатический и апофатический методы богословия

Катафатический и апофатический методы в богословии — это два пути познания Бога. Катафатический метод — это дорога утверждения (от греч.  — утвердительный). Апофатический метод — это дорога отрицания (от греч. apophatikos — отрицательный). Что же мы отрицаем или утверждаем в теологии? Давайте присмотримся этим двум методам богопознание.

Катафатическое богословие

Катафатическое богословие выходит из христианской веры в то, что Бог явил себя миру через Божественное Откровение (созданный мир, Святое Писание, Святое Предание, Божественные энергии). Явление Бога миру, таким образом, становится предметом изучения теологии с помощью позитивных утверждений.

Катафатическую теологию называют ещё «богословием Божественных имён», тех имён Бога, которые мы находим в святом Писании. Божественные имена отражают Божественное Откровение. Учение о Божественных именах было изложено св. Дионисием в «Ареопагитиках». Дионисий Ариопагит создал следующую иерархическую лестницу Божественных имён.

На первом мести он помещает «Благость», т.е. Бог — Благ, Добр, Его Доброта стала источником создания всего творения. Далее следуют имена: «Свет», «Единство», «Красота», «Любвовь»… Дионисий упоминает также такие имена, как: «Сущий», «Жизнь», «Премудрость», «Ум», «Слово», «Сила», «Совершенный» и др.

Однако, не смотря на обилие Божественных имён, имена Бога не дают исчерпывающую информацию о Боге, но всего лишь затрагивают отдельные аспекты Его бытия. Божественная же сущность остается непостижимой. Тут катафатическое богословие переходит в апофатическое, а предметом наших исследований становится не Божественное Откровение, но, пребывающая за пределами тварного мира, Божественная сущность.

Апофатическое богословие

Предметом апофатического богословия, как я уже упомянул, является Божественная сущность Бога. Но как же мы можем познать то, что находится за пределами познания человеческого интелекта? Действительно, мы не в состоянии сказать, чем является Бог в своей сущности, однако же мы можем сказать, чем Бог НЕ является!

Восточная богословская традиция видит в Боге тайну, которую человеческий разум не в состоянии постигнуть в полноте: «чем больше человек возрастает в познании Бога, тем более воспринимает Его как недоступную тайну, непостижимую в своей сущности» (Orientale lumen, 16). Также и Святое Писание говорит о Боге, как о том, «Который обитает в неприступном свете» (1 Тим 6, 16) и является Богом «сокровенным» (ср. Ис 45, 15).

Вот как говорит об этом Григорий Нисский: «Бог не может быть объят ни именем, ни мыслию, ни какою-либо другою постигающею силою ума; Он пребывает выше не только человеческого, но и ангельского и всякого премирного постижения, — неизглаголен, неизречим, превыше всякого означения словами; имеет одно только имя, служащее к познанию Его собственной природы, именно что Он один выше всякого имени» (Опровержение Евномия, Migne, Patrologia cursus completus, Series graeca, 461 В; Творения в русском переводе, Опровержение Евномия, кн. 12, М . 1864, ч. V, 257).

Впрочем, утверждая, что невозможно познать Бога чувственным восприятием и дискурсивным мышлением, апофатическая теология указывает нам путь мистического познания Бога. Вот как об этом пишет православный теолог Владимир Лосский:

«Этот путь восхождения Дионисий сравнивает с восхождением Моисея на гору Синай для встречи с Богом. Моисей начинает с очищения, затем отделяет себя от нечистых; он слышит «звук труб весьма сильный, видит множество огней, которые распространяют яркий блеск; он отделяется от толпы, с избранными священниками достигает вершины Божественного восхождения. Однако и здесь он не созерцает Бога, ибо видит не Его, а только то место, где Он пребывает. […] И только перейдя за пределы мира видимых и видящих, Моисей проникает в истинно мистический мрак неведения; там он заставляет умолкнуть в себе всякое положительное знание; там он освобождается от всякого чувства, ибо он всецело принадлежит Тому, Кто за пределами всего […]» (Владимир Лосский, «Очерк мистического богословия Восточной Церкви», глава II).

Далее Лосский подводит черту под своими размышлениями: «Таким образом нам становится ясно, что апофатический путь имеет объектом Бога абсолютно непознаваемого. Даже нельзя сказать «объектом» так как «надо освободиться от видимых и видящих», то есть от объекта и субъекта как таковых. Отрицательное богословие есть путь мистического соединения с Богом, природа которого остается непознаваемой» (Владимир Лосский, «Очерк мистического богословия Восточной Церкви», глава II).

Может сложиться ложное впечатление, что апофатическое богословие находится в опозиции к богословию позитивному, катафатическому. Однако Лосский подчёркивает, что это один и тот же путь, только в разных направлениях. Катафатическое направление — Бог нисходит к человеку в своём Откровении, а апофатическое — человек восходит к Богу, но не для интелектуального познания, а для мистического воссоединения (ср. Василь Тучапець, Нарис східного богослов’я, с. 21-22).

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *